Сёриндзи-кэмпо

Сёриндзи-кэмпо (Кулачный бой монастыря Молодого Леса) - уникальная система самозащиты, духовного совершенствования и физического воспитания, которую создал в 1947 г. мастер Накано Митиоми (1911-1980), более известный под псевдонимом Со Досин.

Накано родился в Японии, в префектуре Окаяма. Оставшись к 8 годам сиротой, он был отправлен к деду в Маньчжурию, где тот работал чиновником в Обществе южноманьчжурских железных дорог. Дед, как и все мужчины семьи Накано, состоял в тайной организации Кокурю-кай (Ассоциация Черного Дракона). Деятельность Ассоциации Черного Дракона и сходных с ней организаций, таких как Ассоциация Вишневого Дерева (Сакура-кай) и Союз крови (Кэцу-мэйдан) состояла в финансировании дзайбацу, мощных финансово-промышленных группировок, стремившихся к переделу мировых рынков сырья и сбыта товаров. Впоследствии именно они толкнули Японию на войну с США, а после капитуляции были признаны преступными организациями и запрещены.

Вследствие этого, формирование личности Накано происходило в атмосфере крайнего национализма и политического экстремизма. Когда дед умер, 17-летний юноша отправился к в Токио, к главе Ассоциации Черного Дракона, некоему Тояма Мицуру. Этот деятель не смог придумать ничего лучше, кроме скорейшего возвращения Накано в Маньчжурию, но уже в качестве секретного агента Кокурю-кай. В Маньчжурии Накано оставался до весны 1946 года, после чего навсегда вернулся в Японию. Таким образом, в Маньчжурии (то есть в Китае) прошли 26 лет его жизни!

Скрывая свой истинный облик, Накано вступил там в несколько антияпонских китайских тайных обществ и, в частности, в секту «Белого Лотоса» (Байлянь-шэ). Благодаря этому он смог изучить ряд стилей китайского ушу. Параллельно Накано серьезно изучал даосизм, буддизм, конфуцианство, китайскую магию и медицину.

По словам самого Накано, в 1932 г. в Пекине он познакомился с мастером Вэнь Лаошэ (по-японски Со Бунта), патриархом одной из школ направления Северный Шаолинь «Кулак Врат справедливости» («Ихэмэнь-цюань» по-китайски, «Гива мон-кэн» по-японски). Почтенный старец якобы был опечален в то время отсутствием достойного преемника, которому он мог бы раскрыть все секреты своего искусства. Поэтому, увидев способности и рвение Накано (об истинном облике которого он не догадывался) старый мастер с энтузиазмом взялся за его обучение. В 1936 г. он отправился вместе с ним в монастырь Шаолинь, где торжественно провозгласил своим наследником, 32-м патриархом школы Ихэмэнь-цюань. Нелишне заметить, что «патриарху» в это время было всего-навсего 25 лет. Впрочем, никаких фактов, подтверждающих данную историю, нет. Весьма вероятно, что Со Досин просто выдумал ее. Кстати говоря, по утверждению Хань Цичана, патриарха стиля Мэйхуачжуан (умер в 1990 г), Ихэмэнь-цюань — это всего лишь другое название данного стиля.

Как бы там ни было, в 1946 г Накано вернулся на родину. В то время морально-психологическое состояние нации, поставленной победителями на колени, усомнившейся в своих святынях, переживавшей огромные материальные и бытовые трудности, было крайне тяжелым. Особенно плохо обстояли дела с молодежью. Преступления, пьянство, проституция, погоня за сиюминутными удовольствиями, пренебрежение вековыми традициями — вот что увидел Накано. Все это заставило жестоко страдать этого патриота-националиста. Накано пришел к убеждению, что для духовного возрождения нации необходимо воодушевить молодежь новым идеалом личности: не милитаристско-самурайским, а гуманным, ориентированным на взаимное сотрудничество и всеобщсе благо.

Великолепное средство для достижения этой цели он увидел в шаолиньской системе, соединяющей в себе религиозную философию с боевым искусством и нравственным образом жизни. Новшество Накано, принявшего отныне имя Со Досин, пришлось по душе многим. Юноши и девушки до отказа заполнили небольшое додзё, названное им храмом учения Конгодзэн и гимнастики Эккингё.

«Конгодзэн» в переводе означает «разум, твердый как алмаз», а «эккингё» — это гимнастика, соединяющая медитацию с физическими упражнениями. В основу системы, которую Со Досин в 1947 г. официально назвал «Сёриндзи-кэмпо», легло учение Бодхидхармы о том, что для достижения просветления в равной мере необходимы железное здоровье, несгибаемый дух и миролюбивый характер. В свою очередь, обретение этих «трех сокровищ» возможно через практику боевого искусства, дыхательно-медитативные упражнения, познание истинной сути буддизма и следование его заветам в своей повседневной жизни.

Общая численность лиц, практикующих Сёриндзи-кэмпо в Японии, превышает сейчас 1 миллион 200 тысяч человек, объединенных в полторы тысячи клубов. В 1984 г. была создана Всемирная федерация Сёриндзи-кэмпо, в которую ныне входят более 20 национальных федераций, в том числе из Австралии, Германии, Индонезии, Испании, Италии, Канады, Сингапура, США, Франции, Украины, Чили и других стран.

Сущность системы Сёриндзи-кэмпо

Свою систему Со Досин сравнивал со светильником, стоящем на трех ногах, символизирующих разум, тело и энергию. Развитие разума — это изучение законов природы и общества, физиологии и психологии, восточной философии и медицины, стратегии и тактики поединка. Развитие энергии — это выработка умения сознательно управлять циркуляцией «ки», направлять ее в любую точку тела и в окружающее пространство.

Что касается совершенствования тела, то оно осуществляется тремя способами: твердым (гохо), мягким (дзюхо) и методом саморегуляции (сэйхо).

Раздел «гохо» включает в себя различные защитные действия, такие, как уходы, уклоны, нырки, кувырки, прыжки, блоки и контрудары, выполняемые в ответ на атаки противника. Этот раздел во многом похож на бокс и на каратэ, однако отличий еще больше. Главное из них — гораздо более естественное поведение бойца.

Техника «тамэсивари» (разламывания твердых предметов) сюда не входит. С точки зрения Со Досина, эта техника не соответствует реальности боя, где противник не так тверд, как кирпич или доска, и в то же время движется и старается уклоняться от ударов. Тем не менее, результаты применения приемов «гохо» могут быть весьма разрушительными.

Раздел «дзюхо» — это различные броски и болевые удержания, освобождение от захватов и контрзахваты, удушения и т.д. Эти приемы могут выполняться почти безболезненно для противника, а могут сопровождаться повреждением суставов и связок, болевым шоком. Степень болевого и травмирующего воздействия на противника определяется степенью его агрессивности.

Метод саморегуляции «сэйхо» объединяет практику сидячей и динамической медитации, практику релаксации, точечный массаж и самомассаж, приемы мгновенного приведения себя в состояние наивысшей боевой готовности. Сюда же входят приемы реанимации и восстановления путем воздействия на энергетические каналы и центры человеческого организма.

Принципы системы

Первый принцип Сёриндзи-кэмпо гласит: «тело и дух едины». Он подразумевает одновременное совершенствование тела и духа, единство боевой техники и нравственности. Это важно хотя бы уже потому, что сегодня даже восточные боевые искусства слишком часто предают забвению свою духовную (т.е. религиозно-философскую) основу.

Особенно наглядно это видно в спортивных единоборствах, когда физически переразвитые спортсмены страдают от травм и болезней из-за того, что их психика и нервная система не тренированы. Такова неизбежная плата за пренебрежение медитациями и дыхательными упражнениями. В то же время развитие одних лишь духовных качеств без тренировки тела делает человека физически слабым, следовательно беспомощным перед лицом бездуховного агрессора со стальными мышцами.

Гармоничное развитие духа и тела требует соблюдения трех заповедей: быть доброжелательным, быть мудрым и быть смелым. Быть доброжелательным — значит уважать жизнь во всех ее формах и проявлениях и особенно уважать человеческую жизнь, самую драгоценную и уникальную во Вселенной. Мудрость заключается в спокойствии, милосердии, уважении и доверии к людям и ко всем другим живым существам. И, наконец, смелость позволяет человеку реализовать свои потенции, претворять в жизнь замыслы и мечты, преодолевать различные препятствия, в том числе успешно противостоять любому нападению. А для того, чтобы все это стало возможным, требуется крепкое здоровье.

Таким образом, по мнению Со Досина, процесс самосовершенствования и помощь в его осуществлени другим людям является главной целью каждого сознательного человека. Ибо каковы в своем духовном и телесном состоянии члены общества, таково и оно само. Огсюда вытекает иное, нежели у нас, понимание пагриотизма. В нашем обществе патриотизм традиционно понимается как готовность отдать все силы и даже погибнуть ради какой-то цели или идеи. По мнению Со Досина, патриотизм — эго совершенствование себя, обретение здоровья и силы для помощи людям, окружающим каждого из нас по соседству, на работе, в религиозной общине и т.д.

Другой важный принцип Сёриндзи-кэмпо формулируется следующим образом: «сила и любовь не противоречат друг другу». Он обосновывает выбор боевого искусства в качестве средства самосовершенствования. Соответственно, встает вопрос об отличиях Сёриндзи-кэмпо от спортивных единоборств и от традиционного каратэ.

Спортсмен подвергает себя интенсивным и жестким тренировкам ради достижения личной или командной победы на соревнованиях, происходящих по определенным правилам и под контролем судей. Однако стремление к победе нередко ведет к нарушению олимпийского требования честности, к использованию запрещенных приемов, допинга, психического и иного давления на соперника, а также к запредельным нагрузкам в тренировочном процессе. В результате на первый план выдвигается принцип «победа любой ценой», реализация которого связана с разрушением здоровья спортсмена и с его морально-психологической деградацией. В этом случае нет места ни самосовершенствованию, ни помощи другому (соперник, как ясно из самого термина, далеко не партнер).

В традиционном каратэ методы тренинга во многом схожи с теми, которые используются в Сёриндзи-кэмпо. Однако их цели различны. Победа над соперником в «настоящем» каратэ — это его убийство или травмирование, а сам поединок происходит без судей и без каких бы то ни было правил.

Цель поединка в Сёриндзи-кэмпо определяется полузабытым ныне значением иероглифа «у» (по-японски «бу»): не только «воинское искусство, воинская доблесть, слава», но и «усмирять, гладить, ласкать». Для того, чтобы это сделать, недостаточно увещеваний или окрика, необходимы огромная сила и высочайшее мастерство, ради обретения которых и тренируются приверженцы Сёриндзи-кэмпо. Из сказанного вытекает требование: «не убивать, а возрождать противника». Надо заставить его ощутить слабость своего тела и духа, задуматься о своем несовершенстве, дать ему возможность встать на истинный путь. В этом плане Сёриндзи-кэмпо аналогично основной идее айкидо: противник должен чувствовать себя беспомощным при столкновении с мастером, убеждаясь «на собственной шкуре» в бесполезности агрессии и в превосходстве гуманизма.

Со Досин объяснял это так: «Принципы справедливости, не подтвержденные силой — бессильны; сила, не следующая принципам справедливости — разбой и насилие». Иными словами, зло, объективно существующее в виде насилия, жестокости, наглости, безнаказанности и т.д. нельзя остановить одними только уговорами, призывами, моральным осуждением. Ему надо противопоставить силу, действующую во имя гармонии и справедливости.

Система рангов в Сёриндзи-кэмпо похожа на каратэ. Подготовительный уровень обозначен разрядами (кю) от 6-го до 1-го. Обладатели 6, 5, 4, 3 «кю» носят белый пояс, 2-го и 1-го — коричневый. (В детских группах цвета поясов иные: белый, желтый, зеленый и синий). Затем следуют инструкторские и мастерские степени (даны), от первой до девятой, все обладатели которых носят черный пояс. Впрочем, степени «кю» и «дан» характеризуют только технический уровень.

Духовный и теоретический уровень обозначается иначе, цветом нагрудной свастики. Зеленый цвет — обладатель «кю», черный — первый или второй дан, красный — третий или четвертый дан, желтый — пятый или шестой дан, оранжевый — седьмой или восьмой дан. Руководить филиалом (быть сэнсеем) разрешается при наличии 4-го дана и красной (или желтой) свастики. Это очень важное условие, потому что доверять обучение и детей, и взрослых человеку, не обладающему необходимым уровнем духовного, технического и физического совершенства опасно. В «лучшем случае» такой человек будет искажать технику школы, в худшем — разрушать здоровье и губить души доверившихся ему людей.

Оценка уровня развития каждого из учеников происходит на экзаменах, проводимых через такие промежутки времени, которые требуются для достижения очередной ступени. Естественно, чем выше эта ступень, тем больше времени требуется ддя приближения к ней. Претендент сначала сдает экзамен по теории. Только после его успешного прохождения разрешается экзамен по технике. В него входят: демонстрация базовой техники (ки-хон) и работа в паре (куми-эмбу), как заранее подготовленная, так и свободная (дзюкуми-эмбу). Оцениваются чистота выполнения приемов, их скорость и реалистичность.

Экзамены на разряды «кю», на первый и второй даны ученики сдают непосредственно в филиалах федерации (т.е. прямо в клубах) своим сэнсеям. Начиная со степени 3-й дан, экзамен можно сдать только в главном центре Сёриндзи-кэмпо («хомбу додзё»), находящемся в небольшом городе Тадоцу (префектура Кагава), на острове Сикоку.

Цель практики

 

Каждая новая степень — это посвящение в новые удивительные приемы и способы воздействия на человека. Достаточно сказать, что обладатель 5-го дана знает менее половины всей техники и методики Сёриндзи-кэмпо. После достижения этого уровня «кэнси» обязан периодически проходить курсы совершенствования в специальной школе (Сёриндзи-кэмпо будо-сэммон-гакко). Занятия там включают изучение методов воздействия на энергетические точки и меридианы, а также методов «оживления».

Очевидец свидетельствует: «Я своими глазами видел, как преподаватель подозвал к себе одного из курсантов и быстрым, легким движением открытой ладони нанес ему хлесткий удар в заднюю часть головы. Ноги курсанта подкосились, он резко побледнел, упал на пол и замер не шевелясь. Тогда преподаватель посадил его на полу, поддерживая коленями, и надавил пальцами на какие-то точки возле ушей. Тело курсанта вздрогнуло, он открыл глаза, тряхнул головой и, сказав «аригато» (спасибо) поднялся на ноги».

Для достижения подобных результатов вовсе не требуется лупить кулаками по макиваре, не надо ломать черепицу или кирпичи. Однако важно, чтобы самые эффективные приемы знали только духовно совершенные люди, с высоким уровнем нравственности. В этом залог того, что они будут служить правому делу. Попади такие методы на вооружение преступников, не оберешься беды. Поэтому в Сёриндзи-кэмпо действует принцип «невыноса за ворота» (монгай фусюцу), т.е. принцип неразглашения того, что изучается. Там считается, что за те 15 лет, которые требуются (в среднем) для достижения уровня 5-го дана, «кэнси» в такой мере постигает суть учения Конгодзэн, что его можно начинать посвящать в мир тайных техник, собранных Со Досином за двадцать лет пребывания в Китае.

Одной из наиболее существенных особенностей Сёриндзи-кэмпо является тренировка в паре с партнером. Основным методическим приемом является «куми-эмбу», серия из 10, 20, 40 приемов гохо и дзюхо, выполняемых вдвоем на большой скорости и с высокой точностью. Нападающий (сэмэтэ) осуществляет реальную атаку (удар или захват), а защищающийся (маморитэ) должен мгновенно провести блок-контрудар, болевой прием, бросок или удержание. Контрприемы маморитэ, в отличие от атак сэмэтэ, контролируются, иначе были бы неизбежны травмы. Победа/поражение не определяются. Оценивается точность технического исполнения, скорость и степень реальности.

Когда техника «куми-эмбу» демонстрируется на экзамене, выставляются баллы, причем сразу обоим партнерам. Если один из них допустил ошибку, то балл снижается обоим. Смысл такого подхода в том, что ни один человек не может жить, а тем более совершенствоваться, в одиночку. Ему обязательно нужен партнер, который знает и умеет больше его, чтобы идти вслед за ним: «Слепой не выведет слепого из леса, они оба упадут в яму». В совместных упражнениях оба партнера повышают свой технический уровень.

Индивидуализм, стремление быть сильным только «для себя», тенденции «одинокого тигра» в Сёриндзи-кэмпо исключаются. В пределах Всемирной федерации все его адепты — братья и друзья, а не соперники.