Багуа-чжан

Багуачжан является одним из трех классических «внутренних» стилей китайского ушу. «Ба Гуа» в переводе означает «восемь триграмм». Этот термин относится к восьми базовым принципам, описанным в древнем пособии для предсказаний «И-цзин» (Канон перемен), которые обозначались комбинацией из трех черт (каждая из них могла быть либо сплошной, либо с разрывом посередине).

Использование данного термина означает, что стиль является физическим отражением этих восьми принципов, что его базовые положения соответствуют восьми триграммам, а переходы между ними — описанным в «Каноне перемен» взаимопревращениям триграмм. «Чжан» переводится как «ладони» и означает, что в этом стиле предпочитают использовать ладони, а не кулаки и ступни, как в других стилях ушу.

Кто, когда и где придумал багуачжан — неизвестно. Массы о нем узнали сравнительно недавно. Предание связывает рассекречивание этого стиля с именем Дун Хайчуаня, родившегося в уезде Вэньань провинции Хэбэй примерно в 20-х гг. XIX в. Он владел стилем ушу эрланцюань («кулак богатыря Эрлана») и считался неплохим бойцом. По наиболее достоверной версии, отправившись путешествовать в поисках живущих в глухих местах мастеров боевых боевых искусств, он случайно наткнулся на даоса, который обучил его технике «поворачивания ладоней в хождении по кругу в соответствии с восемью триграммами». Некоторые источники называют Дун Хайчуаня создателем багуачжан, но вряд ли это так.

Позже Дун Хайчуань поселился в Пекине, где стал слугой великого князя Су. Князь был большим любителем ушу, у него постоянно гостили разные мастера. Однажды князь случайно узнал, что его слуга тоже владеет ушу, и потребовал продемонстрировать искусство. Так Дун Хайчуань был «рассекречен». С тех пор он открыл преподавание багуачжан в Пекине, откуда оно постепенно распространилось по всему Китаю.

У Дун Хайчуаня было много учеников, и каждого из них он обучал по-иному, сообразуясь с его личными особенностями. Так появились несколько различающиеся между собой ветви багуачжан. К настоящему времени их сохранилось три.

Первая ветвь идет от Инь Фу, который был телохранителем вдовствующей императрицы Цыси, занимался у Дун Хайчуаня очень долгое время и считался одним из лучших бойцов своего времени. Инь Фу также владел стилем лоханьцюань («кулак архатов»), поэтому в его версии багуачжан предпочитают вести бой на дальней дистанции, техника больше основана на ударах, шаг по кругу используют не для выхода за спину противнику, а для ухода с линии атаки и удара сбоку, при исполнении комплекса четко видны выбросы силы. Инь Фу был богатым человеком, за свой счет он соорудил стелу на могиле Дун Хайчуаня с именами всех учеников. В настоящее время эта ветвь наиболее распространена на востоке Китая (в провинции Шаньдун).

Вторая ветвь берет начало от Чэн Тинхуа. Родом он был из деревни Чэнцзячжуан уезда Шэньсянь провинции Хэбэй, в молодости прославился как мастер борьбы шуайцзяо. Потом уехал на заработки в Пекин и получил прозвище «очковый Чэн», гак как торговал очками в аптеке. В его версии багуачжан стараются как можно быстрее приблизиться к противнику и выйти ему за спину, в технике много бросков, при исполнении комплексов стараются добиться непрерывности и скорости движений.

Третья ветвь багуачжан идет от Лян Чжэньпу, который был одним из самых молодых учеников Дун Хайчуаня. Ли Цзымин — ученик Лян Чжэньпу — до самой своей смерти в 1993 г. в возрасте примерно 90 лет считался крупнейшим мастером багуачжан и одним из лучших бойцов Китая. В настоящее время его преемником является Суй Юньцзян. Ли Цзымин обычно подчеркивал, что его направление — это в точности то, чему обучал сам Дун Хайчуань. Характерной особенностью этой ветви багуачжан является наличие большого количества протыкающих и рубящих ударов. Именно это направление преподает Чжао Даюань, инструктор по рукопашному бою пекинской полиции, один из крупнейших современных мастеров багуачжан, автор ряда книг.

В первой трети XX века преподаватель Центрального института гошу (в Нанкине) Цзян Жунцяо создал еще один вариант багуачжан путем добавления в багуачжан ряда элементов из стилей мицзунцюань и синьицюань. Его стали называть «синь ба чжан» («новые восемь ладоней»). В настоящее время именно этот вариант багуачжан является наиболее популярной в мире. Самый известный мастер данного направления — Кан Гэу, выпустивший ряд учебных видеофильмов.

Еше один известный сегодня вариант называется «инь-ян багуачжан» («ладони инь-ян и восьми триграмм»). Распространявший его Тянь Хуэй, который когда-то возглавлял Пекинское общество по изучению багуачжан, утверждал, что данный стиль передавался из поколения в поколение в его семье, которая жила в районе Эмэйских гор. Однако другие мастера багуачжан относятся к этой версии скептически и утверждают, что система Тянь Хуэя представляет собой компиляцию приемов из других направлений багуачжан.

Вариант стиля «цзюлун багуачжан» («ладони восьми триграмм и девяти драконов») разработал мастер Ли Циньюань, который жил в китайской провинции Сычуань. Он обучил этой системе своего двоюродного брата, который в 1945 г. эмигрировал в США, а в 1957—1969 гг. обучал техасского полицейского Джона Пэйнтера. Тот позже преподавал этот вариант чинам полиции и агентам ФБР.

Однако, несмотря на ряд различий, система тренировок во всех вариантах багуачжан единая. Первые несколько лет ученик тренируется в «хождении по кругу» для выработки навыка постоянного ухода с прямой линии и привычки контролировать свой центр тяжести.

Затем изучается комплекс «Динши бачжан» — «Восемь ладоней установленных форм» (в разных школах названия комплексов могут несколько различаться), в котором прорабатываются восемь различных положений ладоней. После него ученики изучают комплекс «Бяньши бачжан» («Восемь ладоней изменяемых форм»), который также называют «Лаобачжан» («Старые восемь ладоней»), либо «Бадачжан» («Восемь больших ладоней»). После овладения этими тремя комплексами ученик может изучать более сложные комплексы («24 формы», «8 форм — 8 образов», «Тайные ноги», «Багуачжан дракона» и другие).

Помимо комплексов, осваивается техника работы в паре, владение оружием, специальная техника перемещений. Так, весьма интересным упражнением является «облет девяти дворцов»: в землю внутри квадрата 3 на 3 метра втыкают 9 двухметровых шестов, которые нужно непрерывно обходить в определенном порядке. Это приучает к навыкам ведения боя в толпе.

Все упражнения в багуачжан имеют несколько уровней сложности. Так, по кругу сначала ходят на почти прямых ногах и постепенно понижают уровень тела, чтобы в итоге перемещаться с бедрами, параллельными земле; «девять дворцов» сначала просто обходят, а впоследствии с каждым из столбов во время обхода устраивают нечто вроде «боя с тенью», и т.п. Одновременно со всем этим ученик занимается укреплением ударных поверхностей и противоударной закалкой тела. Многие мастера багуачжан прославились своим искусством «железной ладони» и «железной рубашки».

С момента своего появления багуачжан был и остается искусством мастеров-одиночек. Поэтому даже стандартные виды оружия имеют здесь специфическую форму, либо специфическое применение. Так, используемые в багуачжан мечи примерно в полтора раза длиннее обычных, а при тренировках с копьем и шестом прорабатывают «короткое использование длинного оружия». Помимо обычного копья используют еще и копье, имеющее наконечники на обоих концах. Любимым оружием Дун Хайчуаня являлись «острия Петушиной лапы» (это редкое парное оружие сложной формы). Уже в наше время было создано новое оружие «секиры уток-мандаринок», с ним работают в направлении Цзян Жунцяо.

В теории багуачжан выделяют четыре основных вида усилия: гунь (накатывание), чжань (прилипание), чжэн (противоборство), ли (охватывание). Гунь означает отведение силы нападающего противника по дуге в сторону, чжань — это спиралевидное движение вперед вслед за отступающим противником, чжэн — это резкий прямой удар с целью быстрого «входа» в пространство противника, ли — это вовлечение силового импульса противника в собственное пространство с целью подавления. Эти четыре разновидности внутреннего усилия группируются попарно, поскольку, по канонам кулачного искусства, всякое действие уравновешивается противодействием.

Естественно, что «фирменными» приемами багуачжан считаются удары ладонями. Под «ладонью» имеется в виду вся раскрытая кисть, так что когда говорят об ударе ладонью, могут подразумевать основание ладони, тыльную сторону ладони, ребро ладони и т.д. Мастера способны нанести мощный удар даже кончиками пальцев (такое умение позволяет атаковать с несколько большей дистанции, чем ожидает противник). Обычный удар ладонью в багуачжан включает в себя два компонента: «протыкающий» удар кончиками пальцев и «продавливающий» удар основанием ладони.    

Основой Багуачжан является перемещение, потому в этом стиле имеется подробная классификация маневров в рукопашном бою. Боец ни одного мгновения не стоит на месте, он все время перемещается с большой скоростью, постоянно меняя направление движения, что чрезвычайно затрудняет действия противника.

По традиции, в багуачжан различают три способа ведения схватки: «взаимного нападения» (когда противник нападает, я уступаю, потом контратакую), «остановки» (когда противник нападает, я встречаю его) и «отбрасывания тела и превращения тени» (когда противник наступает, я посредством перемещения превращаю его силу в свою собственную).

При схватке против нескольких противников рекомендуется постоянно перемещаться и, в зависимости от их уровня подготовки, выбирать себе цели для атаки: если среди противников есть хорошие бойцы, рекомендуется атаковать самого слабого, если же напавшие не сильны в кулачном искусстве, то начинать лучше с самого сильного из них.

«Внутренняя работа» стиля описывается в терминах восьми триграмм. Так, три сплошные линии в триграмме цянь трактуются как три соединения (в шее, во рту и в пояснице), которые обеспечивают беспрепятственную циркуляцию ци в теле. Напротив, триграмма кунь указывает на присутствие «шести разрывов» в области живота, что позволяет сохранять и накапливать энергию в даньтянь (разрыв в данном случае понимается как отсутствие истечения ци вовне). Триграмма кань знаменует внешнюю мягкость и внутреннюю наполненность нижней части живота. Триграмма ли указывает на внешнюю твердость и внутреннюю «пустотность» груди бойца; реализация этой триграммы означает опускание ци в даньтянь. Триграмма дуй обозначает опустошенность, расслабленность плеч и наполненность нижней части тела. Триграмма сюнь сообщает о «пустотности в бедрах», что делает возможной свободную циркуляцию ци в нижних конечностях. Триграмма чжэнь символизирует движение ци вверх от нижней части туловища. Триграмма гэнь указывает на «пустотность» нижней части спины и «наполненность» ее верха (в этом отношении спина являет собой как бы обратный образ живота).