Саммо Хунг (Sammo Hung Kam Bo)

Родился 7 января 1952 года в Гонконге. С китайского языка «Sammo» переводится как «три волоска». Он получил имя Саммо при рождении, так как на голове его оказалось несколько волосинок.

В детстве Хунг Кам-Бо воспитывался дедушкой и бабушкой, поскольку его родители были заняты работой в набиравшей обороты киноиндустрии Гонконга. С раннего возраста Хунг мечтал выступать перед публикой. Его дедушка, дабы уберечь внука от влияния улиц, хотел определить его в школу. Но обычная школа Хунгу решительно не нравилась, поэтому, по совету своих друзей («может, хоть чему-нибудь там научится»), дедушка решил отдать его в школу Пекинской оперы -Саммо Хунг и Джойс Мина Годенци «Пекинскую Оперную Академию». И таким образом в 1960 году, когда Кам-Бо было всего восемь лет, он был отправлен на обучение в Академию. Поначалу сифу (учитель) Ю Джим-Юэн вовсе не был уверен в способностях Хунга из-за его крупных размеров (молодой Кам-Бо всегда имел слабость к еде). Но вскоре Ю был впечатлен акробатическим мастерством Хунга и, что, возможно, более важно, его суровыми манерами, которые, как казалось Ю, могли бы ему помочь держать остальных учеников в узде. Хунг был официально зачислен в школу и получил новое имя Юэн Чу (все ученики принимали фамилию Юэн из уважения (и страха) к своему сифу).

О трудных временах Хунга и других знаменитых выпускников Академии, таких, как Джекки Чан, Юэн Бяо и Кори Юэн, известно достаточно хорошо, особенно после того, как Саммо снялся в фильме об Академии «Раскрашенные лица» (Painted Faces) (1988). Группа вставала засветло и занималась до полудня, прежде, чем им, наконец, позволялось сходить в туалет. После небольшого обеда ученики тренировались до заката, после чего они должны были заниматься по хозяйству почти до полуночи. Каждого, кто лодырничал или бесцельно валял дурака и был пойман за этим занятием, ждало скорое наказание. Из тех, кто особенно понравился сифу, была сформирована труппа «Семь счастливчиков», которая являлась главным источником доходов школы. Из-за того, что Хунг поступил в Академию раньше других членов группы, он стал «старшим братом» для остальных, и иногда это выводило их из себя, поскольку многие свидетельствовали (особенно Джекки Чан), что в юности Хунг был настоящим деспотом.

Джеки Чан, Саммо Хунг и Юэнь БьяоК началу 70-х стало ясно, что Академия начала терять деньги, поэтому Хунг покинул школу, чтобы попытать удачи в кинобизнесе, который переживал невероятный бум популярности Брюса Ли. Хунг раньше остальных своих коллег поднялся на высокое положение в индустрии фильмов с единоборствами. Еще в одиннадцать лет он снялся в фильме «Обучение любви» (Education of Love). За ним последовала типичная актерская история — роли второго плана и работа каскадера, пока, наконец, он не совершил большой прорыв. В это время Хунг взял себе сценическое имя Саммо — так звали одного толстого героя популярного мультфильма. У этого персонажа на голове торчали три волоска (три волоса — по-кантонски Ам мо). Однажды Хунг рассказал своим приятелям-каскадерам, что когда он родился, то у него на голове были три волоска, и с тех пор они его называли не иначе, как Саммо. Мастерство Саммо и посвящение всего себя тяжелой работе сделали его одним из лучших гонконгских каскадеров и постановщиков боев.

В 1971 году знаменитая студия Golden Harvest предложила ему взять ответственность за постановку боевых сцен в фильме «Быстрый меч» (The Fast Sword). Это стало началом плодотворного сотрудничества между Саммо Хунгом и Golden Harvest. В начале работы на этой студии он стал пробовать играть более значительные роли, поначалу в основном отрицательных персонажей — из-за своего необычного внешнего вида: грубо Саммо Хунгсложенный толстяк с заметным шрамом на лице (он получил его в баре в драке из-за женщины). Работа Саммо на Golden Harvest продолжалась восемнадцать лет, и сотрудничество было прекращено из-за личных конфликтов лишь в 1989 году. К 1978 году Хунг имел настолько огромное влияние в кино Гонконга (он и его команда каскадеров считались лучшими в своем деле), что смог основать сразу три продюсерские компании — Gar Bo, Boho и Bojon.

В начале 80-х Саммо столкнулся в баре со своим давним «братом» по Академии Джекки Чаном. Ранее Хунг помогал Чану до конца 70-х, когда Джекки, наконец, удалось найти себе стабильную работу. Но теперь даже Хунг имел проблемы с поиском работы. Казалось, что публика просто устала от фильмов с единоборствами. Главным образом, из-за лавины фильмов с имитаторами Брюса Ли, которая обрушилась после его смерти — тема, к которой Хунг сам обратился в фильме 1978 года «Выход толстого дракона» (Enter the Fat Dragon).

Объединившись с еще одним братом по Академии, Юэном Бяо, троица сидела, выпивала и размышляла о свежих идеях для кино. Одной такой идеей стал фильм «Победители и грешники» (Winners and Sinners) (1983), ставший суперхитом и ожививший жанр боевых искусств. Трио из Хунга, Чана и Юэна, известное как «Три брата», продолжило сниматься в серии суперуспешных фильмов середины 80-х, включая «Операцию «А» (Project A) (1983) и «Мои счастливые звезды» (My Lucky Stars) (1985).

Джойс Мина Годенци и Саммо Хунг Однако старое соперничество, зародившееся еще в Академии, не могло быть забыто навсегда. Во время съемок фильма 1988 года «Драконы навсегда» (Dragons Forever) Хунг и Чан буквально хватали друг друга за грудки. Некоторые связывают это с ревностью, которую Хунг испытывал к международному успеху фильмов Чана вроде «Полицейской истории» (Police Story) (1985), но Чан сам признавался в своей биографии, что был настолько же повинен в разрыве между братьями.

Саммо продолжал работать по обе стороны от кинокамеры в таких фильмах, как «Рикша» (Pedicab Driver) (1989), который был отмечен как один из лучших когда-либо снятых фильмов в жанре боевых искусств. К середине 90-х напряжение в отношениях между Хунгом и Чаном спало, и они вновь начали работать вместе. Саммо был постановщиком боевых сцен в фильме Джекки Чана «Удар молнии» (Thunderbolt) (1995), а в 1997 году он снял фильм «Мистер крутой» (Mr. Nice Guy).

За свою карьеру Саммо Хунг поставил и сыграл главную роль в бесчисленном количестве фильмов. Его сложнейшая и высокоточная техника борьбы установила самые высокие стандарты в хореографии боевых сцен, очевидные в современном гонконгском кино. Поскольку он работал более чем над ста фильмами (удивительное количество работ для любого актера), то вполне естественно, что встречаются у него некоторые слабые картины и даже откровенный мусор. Но большая часть его фильмографии представляет собой своего рода изысканные блюда для истинных знатоков.

Конечно, любой, у кого появляется хотя бы минимум славы на поприще единоборств, неизменно сравнивается с Брюсом Ли. На это у Хунга есть реальный ответ. Ему посчастливилось работать с Брюсом (он борется с ним в начальной сцене Саммо Хунг в «Выходе дракона» (Enter the Dragon) и они совместно ставили «Игру смерти» (Game of Death). Он отзывается о своем сравнении с Брюсом иронично, но в то же время держится на почтительном расстоянии от киномифа под названием «Брюс Ли». Что началось у Хунга как преклонение и подражание Брюсу, быстро переросло в утверждение собственной самобытности.

У Саммо Хунга были все элементы, присущие настоящему герою: грация, сила и один из лучших стилей кунг-фу в гонконгском кино. Но к его чести, он часто играл и роли с более слабым характером, чья хрупкость и наивность делала их более человечными, словно взятыми из реальной жизни. Глубокие противоречия между силой, мудростью и почти детской наивностью лежат в основе его кино, и, возможно, поэтому он не был принят на западе.

Хунг переехал в США в 1998 году для работы над непродолжительным сериалом Martial Law, где он поражал всех своей самоотверженностью и работоспособностью. Во время съемок одной боевой сцены Хунг растянул лодыжку, и съемочная группа забеспокоилась, что он не в состоянии продолжить работу. Но как только Саммо, чьи кости были переломаны множество раз, встал на ноги, то тут же всем заявил: «Для меня растянутая лодыжка все равно, что для вас — порез о бумагу». После этого он вернулся на площадку и завершил сцену.

К сожалению, спустя какое-то время рейтинг сериала начал падать. В основном это произошло из-за убогого сценария и из-за второго сезона, когда, удалив и заменив некоторых главных персонажей сериала, авторы сериала перечеркнули многие сильные моменты, созданные в первый сезон. После этого Саммо вернулся в Гонконг, где в настоящее время работает над несколькими проектами, один из которых представляет собой экранизацию популярной видеоигры Tekken, а второй — большая историческая картина «Springing Tiger, Jumping Dragon».

Саммо Хунг повторно женат на актрисе китайско-австралийского происхождения Джойс Годенци (Мисс Гонконг ’86). У него четверо сыновей, старший из которых, Тимми Хунг, также стал актером.

Сейчас, когда звезды Гонконга Джекки Чан и Чоу Юн-Фат утвердились в Голливуде, теперь и Саммо Хунг пытается «прорубить окно» в западную киноиндустрию. Человек, напоминающий своим силуэтом не то Будду, не то Хичкока, Саммо Хунг ныне является одним из самых влиятельных людей в гонконгском кино. Известный актер, режиссер, продюсер, сценарист, каскадер и непревзойденный постановщик боевых сцен, он начал свой путь наверх с самых низов и перепробовал все профессии в кино, прежде чем занял нынешнее положение в кинобизнесе. Узнаваемый, но не очень известный за границей, Хунг — ключевая фигура многих кинематографических тенденций Гонконга и является тайной силой, стоящей за успехом многих местных кинозвезд, включая Джекки Чана.

Читайте также:

Комментарии

Оставить комментарий

*

code