Неизвестное нин-дзюцу Часть 1

Мало кто из нынешних поклонников боевых искусств не слышал о ниндзя. И хотя никто из них ни разу в жизни живого ниндзя в глаза не видел и толком никакого представления об их непонятном искусстве не имеет, за нин-дзюцу прочно утвердилась репутация самого-самого: самого боевого, самого хитроумного, самого выдающегося. И ничего удивительного в этом нет, ведь многочисленные авторы популярных брошюр твердят в один голос: «Прошедшие сверхчеловеческую по трудности физическую и психическую подготовку, прекрасно владеющие всеми приемами кэмпо без оружия и с оружием, ниндзя легко преодолевали крепостные стены и рвы, часами могли оставаться под водой, умели ходить по стенам и потолку, сбивать с толку погоню, сражаться с безумной отвагой». Ну как тут устоишь, чтобы рот не раскрыть. 

Вот и растут как грибы в разных городах бывшего необъятного Союза многочисленные секции, где «учат на ниндзя». Только диву даешься. Ну скажите, откуда взяться ниндзя в каком-нибудь Талды-Кургане? Ан нет, местный сэнсэй вам горделиво пояснит, что и туда занесла их нелегкая. Только в Нижнем Новгороде процветают, как минимум, три секции нин-дзюцу, а уж про Москву и Питер вообще говорить не стоит — тут сам Бог велел, чтобы их десятки были. 

При посещении подобных секций нин-дзюцу поражаешься не диковинным приемам (выясняется, что в области калечения себе подобных ничего особенного местные наставники показать не могут, а традиционным оружием работать, как правило, не умеют), не таинственным методам шпионских действий, которые здесь никто не преподает, а схожести «историй» «тайных школ». 

По словам сэнсэев, все эти секретные школы, упоминания о которых нет ни в каких источниках, возникли в дни седой старины — в 7, 8, 9 и т.д. веках — в горах Японии, Китая или Тибета, а то и вовсе где-нибудь на Шри-Ланке (впрочем, где точно — неизвестно), не без участия какого-нибудь горного отшельника или монаха-воителя, имя которого строго засекречено. Они якобы орудовали в том или ином районе, развили многочисленные методы рукопашного боя со всеми мыслимыми и немыслимыми видами оружия (правда, при виде манипуляций рассказчиков в этом возникают большие сомнения) и были переданы нашим наставникам какими-то японцами под кодовыми именами типа «Ямомота из-под Киота», по неизвестной причине вдруг сподобившимися поделиться секретами семейной школы с Иванами, а потом исчезнувшими в неизвестном направлении. 

Когда слушаешь эти истории, всегда начинает казаться, что все эти «сэнсэи» у одного и того же человека учились, уж больно похоже материал излагают. Да нет, вроде технику они разную показывают — этот, видно, каратэ занимался, а этот айкидо, а тот и вовсе непонятной смесью из нескольких китайских стилей. Нет, не учились они у одного человека, да и вообще никогда никаким ниндзюцу не занимались. Секрет прост: все они читали одни и те же книжки. 

Сегодня во многих странах мира, в том числе в СНГ, выходят сотни книг по нин-дзюцу. Однако практически вся информация, в них представленная, может быть прослежена до нескольких источников — либо до сочинений «основателя единственной истинной организации ниндзя Будзинкан-додзё» японца Хацуми Мацааки, слова которого на разных языках пересказывают десятки учеников во всех уголках света, либо до отдельной брошюрки какого-нибудь ловкого товарища, просто пожелавшего поэксплуатировать тягу европеоидов к непонятному и таинственному миру японских шпионов и пропагандирующего собственно-изобретенную школу «нин-дзюцу». 

При этом различия в названиях книг и именах авторов совсем не означают различия в подходах к исследованию такого сложного феномена как ниндзюцу. В целом все эти «историки», в подавляющем большинстве не владеющие японским языком и никогда не державшие в руках ни исторических хроник, ни собственно трактатов по нин-дзюцу, излагают одну и ту же версию: ниндзя — это особый «тайный» клан (слово «клан» почему-то понимается при этом как «тайное общество» а не как «род, родовая община» — согласно определению четырехтомного «Словаря русского языка» 1958 года издания) в основе идеологии которого — следование эзотерическому духовному учению сюгэндо («путь обретения сверхъестественного могущества»), направленному на достижение гармонии со Вселенной. Поскольку приверженцы сюгэндо не пользовались благосклонностью властей и постоянно подвергались гонениям, кланам ниндзя пришлось разработать секретное искусство диверсий, шпионажа и рукопашного боя, впоследствии получившее название «нин-дзюцу». Таким образом клан ниндзя — это не шпионская организация, а общество искателей высшего просветления и достижения гармонии с окружающим миром. 

Однако при изучении японских исторических сочинений, классических произведений художественной литературы, подлинных трактатов по нин-дзюцу, а также благодаря исследовательской работе ведущих специалистов в области истории нин-дзюцу — Ямагути Масаюкэ, Окусэ Хэйситиро, Нава Юмио и других — выявляется во многом иной образ ниндзя и нин-дзюцу.

Читайте также:

Комментарии

Оставить комментарий

*

code