Неизвестное нин-дзюцу Часть 4

Примером реализации такого плана могут служить действия Исэ Сабуро Есимори, начальника разведки в войски Минамото Есицунэ во время войны между Минамото и Тайра в конце XII века. 

Когда Минамото Есицунэ высадился с небольшим отрядом на остров Сикоку, выяснилось, что там находилась сильная вражеская армия во главе с Ава-но Нориёси. Тогда Исэ Сабуро Есимори во главе всего 16 безоружных воинов выехал навстречу и вступил с Нориёси в переговоры. Он сказал, что в битве накануне пали многие родственники Нориёси, а его отец добровольно сдался в плен. По словам Есимори, «всю минувшую ночь он пребывал в великом горе, говоря мне: «Увы, сын мой Нориёси, ни сном ни духом не ведая, что я остался в живых, будет завтра сражаться и падет мертвый! Сколь это скорбно!» И стало мне жаль твоего отца, так жаль, что я прибыл сюда, дабы встретиться с тобой и поведать тебе эти вести. Решай же сам, как тебе поступить — либо принять бой и погибнуть, либо добровольно сдаться нам в плен и вновь свидеться с отцом… От тебя самого зависит твоя дальнейшая участь» (Повесть о доме Тайра. М., 1982, с.517). 

По-видимому, помощники Есимори распустили повсюду слух о пленении отца Есимори, и тот, поверив хитрому шпиону, сдался. А вслед за ним перед отрядом Минамото всего в 500 бойцов капитулировала и его трехтысячная армия. «Замысел Есимори увенчался поистине блестящим успехом! — восхищался Есицунэ хитроумной уловкой (боряку) своего вассала» (там же). 

Дело на этом не кончилась. В самый разгар битвы при Данноуре, в котором решалась судьба войны между Минамото и Тайра, Ава-но Сигэёси, отец Нориёси, «купленный» на сына, перешел на сторону Минамото, в результате чего Тайра потерпели сокрушительное поражение. 

В этом случае Исэ Сабуро использовал комбинацию стратагем «Убить чужим ножом», «извлечь нечто из ничего» (смысл которой заключается в том, чтобы представить выдумку реальностью), «Чтобы обезвредить разбойничью шайку, надо сначала поймать главаря», «Сеяние раздора» и некоторых других. 

В своих размышлениях Сунь-цзы исходил исключительно из рациональных соображений. Он отрицал значение всякого рода гаданий и магии в военном деле. Такой подход вообще был характерен для китайских мыслителей, следующих в русле конфуцианской традиции. Однако к моменту появления трактата «Сунь-цзы» в Японии (т.е. в VII веке н.э.) в Китае чрезвычайно развились многочисленные даосские и буддийские секты, подход которых к проблеме гаданий и магии был диаметрально противоположным. 

Поэтому почти одновременно с «Сунь-цзы» в Японии появились и трактаты, описывающие приемы магии, направленные на достижение невидимости. Так, в японской хронике «Нихонги» под 602 годом сообщается: «Зимой, в 10-ю луну, сюда прибыл монах Кванрёк из Пэкче. [Он] преподнес [двору] книги о [составлении] календарей, а также трактаты по астрономии и географии и вместе с ними трактаты об искусстве прятаться за щиты. В это время отобрали трех-четырех учеников и повелели [им] учиться у Кванрёка. Тамафуру, предок «фубито» Яго, учился законам составления календарей. Косо, староста деревни Отомо, изучал астрономию и [искусство] прятаться за щиты. Все они учились [до тех пор пока не] постигли дело» (цит. по «Буддизм в Японии». М., 1993, с.368-369). 

В этом отрывке речь идет о так называемом «тонко» (букв. «прятаться за щитом») — искусстве становиться невидимым при помощи особого рода магических заклинаний. 

Формулы «тонко» заняли прочное место в японских будзюцу. Например, они вошли в программу двух крупнейших школ, соперничающих за право называться древнейшей кодифицированной школой японского боевого искусства, — Нэн-рю и Тэнсин Сёдэн Катори Синто-рю. До наших дней сохранился трактат «Невидимое бегство в восемь ворот при помощи тонко» («Хатимон тонко»), принадлежащий кисти безымянного ниндзя из Ига. Упоминается учение о тонко и в знаменитой энциклопедии ниндзюцу XVII века «Десять тысяч рек собираются в море» («Бансэнсюкай»). 

Включение тонко в подготовку ниндзя было не случайным. Дело в том, что в отличие от доктрины использования шпионов Сунь-цзы, японское нин-дзюцу испытало на себе сильное влияние со стороны различных религиозно-мистических учений, в первую очередь — со стороны синкретической концепции сюгэндо. О роли последователей сюгэндо — горных отшельников ямабуси — в истории нин-дзюцу писано немало, но писано неспециалистами, абсолютно не разбираюющимися в этой области.

Читайте также:

Комментарии

Оставить комментарий

*

code