Неизвестное нин-дзюцу Часть 7

Но во второй половине XII века в период войн между самурайскими группировками Тайра и Минамото Хаттори сделали роковую ошибку: они поддержали Тайра, которые потерпели сокрушительное поражение в войне с Минамото. В результате Хаттори потеряли весьма поестижное и доходное положение губернаторов провинции, однако удержали за собой небольшие территории в горах Судзука в провинции Ига. Судя по всему, именно потребность защиты своих владений от посягательств врагов и вынудила Хаттори заняться партизанской войной, оживить в памяти наставления китайских классиков по военному искусству, в том числе трактат «Сунь-цзы». Пригодились тут и знания в области саругаку, и опыт службы в охране дворца. 

Кроме того, развитию особых шпионско-диверсионных навыков способствовал целый ряд других факторов: труднодоступность горных районов Кога и Ига, их важное стратегическое расположение на удалении всего лишь в 80км от тогдашней столицы Японии города Киото, отсутствие в Ига и Кога крупных феодалов-даймё, влияние располагавшихся по соседству крупнейших буддийских храмов и группировок отшелников-ямабуси. К тому же эти труднодоступные районы с древних времен становились прибежищем для тех, кто по какой-то причине не ладил с власть имущими — для разорившихся крестьян, воинов разгромленных политических группировок, горных мистиков-ямабуси и просто разбойников, из которых можно было легко набрать хорошую дружину суровых молодцев. 

Однако госи из Ига и Кога были озабочены не только проблемами обеспечения безопасности от внешнего врага. С конца XII века окрепшие госи повели ожесточенные войны друг против друга в целях захвата новых земель и богатств. В этот период были построены десятки крепостей и замков, окруженных рвами, накоплены большие запасы оружия, созданы мощные дружины. До наших дней во многих поселках уезда Кога и в Ига сохранились развалины крепостей, которые свидетельствуют о битвах тех дней. В огне этих сражений рождалось и совершенствовалось тайное искусство партизанской войны и шпионажа, которое позже получило название «нин-дзюцу». 

Ко второй половине XV века Япония вступила в период феодальной раздробленности и беспрерывных войн. В условиях постоянной войны всех против всех важнейшим условием успеха стала хорошая осведомленность о положении в стане врага и его замыслах. Все военные феодалы-даймё испытывали острейшую нужду в профессионально подготовленных шпионах и разведчиках, а как известно спрос рождает предложение. Госи из Ига и Кога, обладавшие ббогатым опытом ведения мелкомасштабных партизанских боев в сложных горных условиях, имевшие «под ружьем» сильные, прекрасно натренированные в методах диверсий и убийств дружины, решили сделать свой бизнес путем «сдачи в аренду» врофессиональных киллеров. В «Сказании о замке Одавара» («Одавара-ки») говорится : «С наступлением эпохи Сэнгоку-дзидай [даймё] различных провинций, начиная с [властителей] замка Одавара, стали нанимать по 50-30 [воинов], именовавшихся «Ига-сю» — «Люди из Ига» — и использовать их для организации засад и других акций» (цит. по: Сасама Есихиса. Нихон будо дзитэн. Токио, 1982, с.544). Подобные услуги весьма хорошо оплачивались, о чем свидетельствует, например, гонорар знаменитого дзёнина Хаттори Хандзо, полученный им за обеспечение безопасности князя Токугавы Иэясу во время путешествия последнего по провинции Ига — 300 коку (1 коку — около 150кг риса — норма потребления человеком в течении года) — 45 тонн! 

Поскольку сражения в то время вели гораздо более крупные хищники, госи из Ига и Кога, осознав бесплодность попыток разобраться друг с другом и найдя другие возможности для заработка, поняли, что для них выгоднее совместными усилиями защищать свои владения от посягательств извне. и они объединились в довольно крупные военно-политические союзы. 

Конец XVI века принес конец союзам госи Ига и Кога. Сначала госи из Кога после разгрома их покровителя князя Сасаки, правившего провинцией Оми, были вынуждены изъявить покорность первому объединителю Японии Ода Нобунага. А несколькими годами позже Ода выступил в поход и против союза госи, контролировавшего «бесхозную» провинцию Ига, откуда был изгнан местный князь. События тех лет получили название «Тэнсё Ига-но Ран» — «Мятеж в Ига годов Тэнсё». В это время четырехтысячная армия коалиции госи, в состав которой входило около 600-700 профессиональных лазутчиков-диверсантов, была наголову разбита сороокавосьмитысячной армией диктатора Японии, после чего провинция Ига перешла в его владение, а оставшиеся в живых ниндзя разбежались по разным частям Японии в поисках спасения и заработка. В результате в разных районах Японии почти одновременно возникло несколько новых школ нин-дзюцу, продолжавших традицию Ига-рю. 

С приходом к власти сёгунов династии Токугава и установлением мира на японских островах начался медленный процесс умирания искусства ниндзя, поскольку применить им свои диковинные таланты было почти негде. однако никакой пресловутой резни «кланов отверженных» никогда не было. Часть ниндзя поступила на службу сёгунату в качестве тайных полицейских агентов мэцукэ, часть вошла в особые разведывательные группы, которые по «Уложению о военной службе» («Гунъяку ситэй», см. Сасама Психиса. Нихон будо дзитэн. Токио, 1982, с.180), принятому в 1651 году, предписывалось иметь всем удельным князьям-даймё на случай войны. 

Вот так видятся автору основные моменты истории нин-дзюцу. Конечно, в столь кратком очерке невозможно дать ответы на все вопросы, рассеять все мифы и иллюзии, окружающие это искусство. Но хочется надеяться, что статья поможет серьёзным поклонникам ниндзя сориентироваться и разобраться в потоке информации на эту тему, станет отправной точкой для самостоятельных увлекательных исследований по истории японских невидимок.

Читайте также:

Комментарии

Оставить комментарий

*

code