Ката — коаны каратэ

Во всех боевых искусствах Востока одним из самых важных методов овладения мастерством на протяжении веков были специальные комплексы приемов, сгруппированные в определенной последовательности и исполняемые без партнера. В японских боевых искусствах их называют «ката». 

Особое место ката занимают в традиционном каратэ. Это ярко проявляется в неустанном подчеркивании ведущими японскими мастерами необходимости постоянно отрабатывать такие комплексы. Например Мабуни Кэнва, основатель школы Сито-рю, так пишет о ката: «Самое важное в каратэ — ката. В них собраны все приемы нападения и защиты. Поэтому нужно хорошо понимать смысл ката и выполнять их правильно. 

Хотя некоторые, вероятно, считают, что можно игнорировать ката и практиковать только спарринг, такое отношение никогда не приведет к истинному прогрессу в каратэ. Дело в том, что удары и блоки, техника нападения и защиты имеют тысячи вариаций, и в схватке все опробовать невозможно… Одна-две ката — вот единственное, что нужно человеку, если только исполнять их четко и с условием, что они станут «твоими». Тогда прочие ката будут служить лишь для расширения познаний и для сравнения. Как бы ни был богат и обширен ваш опыт в области формальных упражнений, он бесполезен без должной глубины. Сколько бы человек не выучил ката, если тренировка в них недостаточна, они едва ли пригодятся. Учите правильно и отрабатывайте одну-две ката, и когда придет время их применить, то независимо от вашего сознания, они окажутся эффективны сверх всяких ожиданий. 

Второе, что следует выделить особо, — это правильность тренинга. Если методика тренировок неправильна, то уже не важно, в скольких схватках вы участвовали, сколько разбили камней и досок, ибо дурные навыки в конце концов приведут к поражению. Однако, хотя ката можно назвать самой важной частью занятий каратэ, не стоит также пренебрегать спаррингом и тестами на пробивание твердых предметов. Путь к настоящему каратэ — это избегать праздности и заниматься упорно, с мыслью, что ката составляют половину успеха, а прочие тренировки — другую половину». 

Особое значение ката придавалось на родине каратэ, на острове Окинава, где, судя по воспоминаниям Фунакоси Гитина и других мастеров, они подчас превращались в единственный метод тренировки. При этом, несмотря на полное отсутствие учебных поединков, о которых столпы каратэ не упоминают, бойцы на Окинаве добивались высочайшего мастерства в искусстве поединка, что не вызывает ни у кого сомнений. 

Чем же объясняется такое подчеркнутое уважение к ката и вера в их эффективность у мастеров традиционного каратэ? Вопрос этот сложен и в то же время актуален, ведь не секрет, что многие современные рукопашники заявляют о полной непригодности ката для подготовки бойца. Итак, попробуем разбраться в сущности феномена ката. 

Пожалуй, ключ к его разгадке скрыт в словах, которые часто повторяют мастера боевых искусств: «Ката — это коаны каратэ». Они раскрывают значение термина «ката» через сопоставление его с одним из важнейших элементов тренинга в дзэн-буддизме. Для нас это означает необходимость сначала разобраться с сущностью дзэнских коанов, а уже затем, путем сравнения, выявить сущность ката. 

Дословное значение термина «коан» (кит. «гуан-ань») — «публичный отчет». Чаньский наставник Чжунфэнь Минбэнь (1263-1323), исходя из этимологии, следующим образом раскрывает значение этого слова: «Гун, или публичный (гласный), — это тот единый путь, которым следовали мудрецы и им подобные достойные люди, высший принцип, служащий дорогой для целого мира. Ань, или отчет (запись), — это ортодоксальные писания, которые фиксируют то, что мудрецы и почтенные люди считали (основными) принципами… Слово гун, или «всеобщий», означает, что гун-ань кладут конец частному пониманию; слово ань, или «запись случаев», означает, что они находятся в соответствии с Буддами и Патриархами». 

Чаньские гун-ань одноименны с гласным судебным разбирательством,которое практиковалось в средневековом Китае. Отталкиваясь от этого, Чжунфэнь проводил аналогию между работой чиновника, ведущего такое разбирательство, и учением наставника Чань (дзэн). Когда человек не может самостоятельно решить свое дело, он обращается в суд, где специальный чиновник на основе записей прецедентов выносит решение по его делу. Так же и в случае с гун-ань. Если чаньский адепт не может самостоятельно разрешить какую-либо духовную проблему, достичь озарения, он обращается к наставнику, который при помощи гун-ань (то есть записи прецедента «озарения») помогает ему в этом. 

Таким образом, коан фиксирует просветление адепта, практиковавшего Дзэн ранее. Хотя коан является описанием вполне конкретной ситуации диалога конкретных лиц (иногда скрытого), он выходит за рамки частного понимания и содержит в себе некое измененное состояние сознания, одинаковое у всех просветленных мастеров и понимаемое как «абсолютное». Поэтому коан является гарантом достижения просветления в будущем теми, кто будет его практиковать. По словам Чжунфэня, «гун-ань не является частным мнением отдельного человека, но, скорее, Высшим принципом, который признается истинным сотнями и тысячами бодхисаттв трех сфер и десяти направлений так же, как и нами. Этот принцип пребывает в гармонии с духовным источником, совпадает с Непостижимым Смыслом, разрушает рождение-и-смерть и преступает ограниченность страстей. Он не может быть понят посредством логики, он не может быть передан в словах, он не может быть разъяснен в писаниях, он не может быть измерен разумом».

Читайте также:

Комментарии

Оставить комментарий