Шаолинь в Нижнекамске

О Шаолиньском мужском монастыре в Китае сегодня наслышаны, по-моему, все — не только любители боевых единоборств и соответствующих фильмов, но мало кто знает, что своего рода «филиал» Шаолиня обосновался в нижнекамском спорткомплексе «Шинник» — и обосновался успешно: среди выпускников единственного в республике Центра обучения традиционного ушу «Шаолинь», созданного мастером этого древнейшего вида китайских единоборств Бекмахамматом Бегалиевым, немало чемпионов.

Испытание позой Лотоса. 

Само слово «ушу» образовано из двух иероглифов, обозначающих по отдельности «след в песке» и «копье». Написанные вместе они переводятся как «останови оружие», то есть агрессию, борись со злом и несправедливостью, отстаивай слабых. Таков своеобразный «кодекс чести» адептов древнего китайского боевого искусства, зародившегося много веков назад в легендарном монастыре Шаолинь, где прошел подготовку и сам Бекмахаммат Бегалиев.

Решение всерьез заняться ушу он принял, когда ему было уже за тридцать — возраст не самый лучший для занятий единоборствами. Но желание постигнуть боевое искусство шаолиньских монахов все же одержало верх, и Бекммахаммат вместе с двумя одержимыми такой же «мечтой-идеей» парнями отправился в путь. 

Километров двадцать от киргизо-китайской границы сопровождающие вели их с завязанными глазами в монастырь Южный Шаолинь, упрятанный в диких горах Тибета. Перед воротами монастыря повязки с глаз сняли и подвергли первой проверке: принять позу лотоса и просидеть в ней три дня! 

— Жара, дождь, любая непогода значения не имели, — вспоминает Бекмахаммат Бегалиевич. — Ты не должен был обращать внимания и на то, что юные воспитанники бросали в тебя камешки и даже могли пописать. Это не было издевательством, а своеобразным тестом на проверку твоей выносливости, нервной системы, выявлявший не только твердость твоих намерений овладеть искусством ушу, но и то, с добрым ли сердцем ты пришел в Шаолинь и не обратишь ли полученные здесь знания во зло людям. Образный китайский язык дал этому ритуалу свое определение: «стереть с дощечки твоей души старые иероглифы для написания новых».

На второй день все тело онемело — его нижней части я почти не чувствовал. Но особенно трудно было в последние два часа третьего дня «отсидки», когда мне разрешили встать. Пытаюсь выпрямить ноги, а они, словно на пружинах, возвращаются обратно. Я напряг всю свою волю и кое-как на четвереньках вполз в ворота монастыря, трижды прокрутив перед этим тяжелый барабан на входе — это обязательная процедура, во время которой монахи читают твои мысли. С этого момента я стал считаться учеником монастыря и приступил к изучению стиля «Южный кулак». А двух моих попутчиков, с которыми шел в Шаолинь, больше не увидел — они не смогли выдержать испытания позой лотоса. 

Лабиринт смерти

Обучение началось с того, что Бекмахаммата включили в группу с младшими воспитанниками: возраст здесь не имел никакого значения: путь длиной в тысячу ли, как говорил великий китайский мудрец Лао Цзы, начинается с первого шага, и здесь все равны. Достаточно оригинален был и сам процесс обучения. Например, безо всяких объяснений Бекмахаммату дали такое задание — с утра до вечера ему надо было стоять у окна и попеременно то правой, то левой рукой открывать и закрывать шторы. Это упражнение он должен был выполнять три месяца подряд. Поначалу Бекмахаммат возмутился: стоило, мол, ради этого с таким трудом тащиться сюда из-за таких пустяков. Но когда срок обучения истек и монах-наставник попытался неожиданно нанести ему прямой удар в корпус, то Бекмахаммат неожиданно для себя доведенным до автоматизма движением совершенно бессознательно поставил «шторный» блок. Тогда-то он понял, что был не прав. 

Потом начались основные занятия — с восходом солнца по 9 часов в день с небольшими перерывами на завтрак, обед и ужин. В программу обучения входила отработка боевых движений в стилях «Дракон», «Тигр», «Богомол», «Обезьяна». При этом у монахов-наставников были свои железные правила: больше трех раз одно упражнение не показывать: желаешь научиться — улавливай сразу. За три ошибки — оставляли без еды, за девять — на три месяца отправляли пастухом в горы.

Во время учебы пользовались традиционным китайским оружием — широким мечом под названием «дао», длинным мечом «цинзян», парным оружием «венчунг» и оружием «гун» — палкой из дерева, по прочности не уступающей железу — такое дерево растет только в Китае. Проживали ученики в домиках гостиничного типа, размещенных за стенами монастыря, питались в столовой. Рацион был по-китайски своеобразен — кормили, в основном, рисом и всем, что «летает и ползает». Если во время еды в тарелку с супом попадала муха, то считалось, что это послание Будды и ее нужно съесть.

По окончанию четвертого года обучения Бекмахаммату предстояло сдать «выпускной экзамен» — пройти «Лабиринт смерти». Во время этой далеко не безопасной процедуры адепт боевых искусств должен быть готов ко всем неожиданностям. Ему предстояло отразить нападение монахов-наставников, атакующих смельчака с оружием и без оного; почувствовав опасность, вовремя увернуться от копья, камня или ножа, неожиданно вылетающих из бойниц тесного каменного склепа; нейтрализовать удар воина-манекена, спрятанного в одной из ниш лабиринта с уже занесенным над твоей головой мечом. Бекмахаммат успешно прошел шестнадцать ступеней «Лабиринта смерти». 

Единственный в республике

Во второй половине 90-х годов Бекмахаммат Бегалиевич по приглашению своих армейских друзей (а он служил старшим разведчиком в группе особого назначения, дислоцированной в Германии) приехал в Набережные Челны, где некоторое время вел секцию ушу при КАМАЗе и занимался подготовкой телохранителей. Затем несколько лет проработал тренером в Азнакаево, подготовив 17 чемпионов России по ушу, а в 2004 году руководство спорткомплекса «Шинник» пригласило его в Нижнекамск, где Бекмахаммат Бегалиев создал первый и пока единственный в республике Центр обучения традиционного ушу «Шаолинь». 

В различных возрастных группах этого центра занимаются 80 ребят и девчат, постигающих азы древнего китайского искусства единоборств. В их распоряжении имеются два небольших борцовских зала с полным набором всех видов макетов традиционного китайского оружия, внешне ничем не отличающегося от боевого. В помощниках у Б.Бегалиева его старший сын Эркимбек и самые продвинутые воспитанники старшей группы — трехкратные чемпионы России по ушу Роберт Газизов и Марат Латыпов. 

Во время занятий внимание уделяется не только силовой подготовке бойцов, упражнениям на развитие гибкости, но и философии, ритуалам, этике восточных единоборств, уходящих своими корнями в историю и традиции Южного Шаолиня. При этом обязательное условие всех занятий — строгая дисциплина, основанная на принципе: младшие уважают старших, старшие — младших. 

Но основная сфера деятельности Б.Бегалиева, конечно, работа в Центре ушу. Его воспитанники участвуют во всех Чемпионатах России, занимая призовые места. Добрые отношения связывают Бекмахаммата Бегалиевича и с его китайскими коллегами. Один из них — главный тренер Шаолиньского стиля ушу в Пекине Си Хон Ха в начале прошлого года даже приезжал к нему в Нижнекамск, что следует расценивать как знак высокого признания мастера из Киргизии, создавшего в Татарстане центр древнего боевого искусства, покорившего мир.

Читайте также:

Комментарии

Оставить комментарий

*

code